Музыкально-эстетические аспекты суфизма

Суфизм — древняя эзотерическая традиция духовного совершенствования, возникшая на Среднем Востоке и выросшая в лоне ислама. Его адепты претендуют на определение суфизма в качестве «духа ислама» и даже «чистой сущности всех религий» и утверждают, что эта сущность существовала всегда, лишь ее внешний облик менялся в соответствии с той или иной культурно-исторической средой [3].

Распространение ислама с его абстрактной монотеистической идеей, переданной через слово (калам), способствовало моделированию новой культурной системы с преимущественной ориентацией ее носителей на восприятие живого, ритмически организованного слова на слух. При этом различные приемы и методы сенсорного воздействия, направленные на слуховое восприятие получают преимущественное право на развитие.

В отличие от экзотерического, нормативного ислама, где музыка почти полностью исключена из ритуального культа, в ряде суфийских братств во время мистических практик ей придается исключительное значение. Суфии называют музыку «пищей для души» и используют ее как источник духовного совершенствования, как одно из сильнейших средств, способствующих духовному развитию, потому что «музыка зажигает огонь в сердце, и пламя, восстающее из него, озаряет душу» [1, с. 254].

Центральные положения суфийского учения связаны, во-первых, с целостным, пантеистическим пониманием Божественного начала; во-вторых, - с принципиальной возможностью для человека достичь единения с Богом (посредством прохождения мистического пути - тарикат). Божественное представляется не только как абсолютная Истина, но и как вечная Красота (куль), которая раскрывается через категорию вахдат аль-вуджуд, что трактуется как «пантеизм, но не как растворение бога в материальном мире, а наоборот, как растворение материального мира в боге» [2, с. 9]. Из понятия куль выводится несколько уровней красоты, в разной степени приближающихся к абсолютной и являющихся конкретными воплощениями последней: красота природы, человека, его внутреннего мира и т. д. Представление о единосущности Прекрасного и Божественного отражается и в учении о музыке, которое занимает в философско-эстетических взглядах суфиев одно из важнейших мест.

Согласно суфийской метафизике, Зат представляет собой Первопринцип, Единый Сущий, Абсолют, Бог в аспекте Творца, который манифестировал себя в Творении, во всем проявленном мире, в Сифате, посредством все более уплотняющихся вибраций. И первым аспектом этой манифестации, обретшим тончайшую явленную «плоть», стал именно звук. Поэтому весь звучащий и видимый мир имеет одну изначальную природу, представляющую собой движение-вибрацию. Таким образом, поскольку все Сущее есть единое вибрирующее целое, а вибрация наиболее тонким и одновременно наиболее определенным образом проявляется в звуке, то наука о звуке и искусство звука являются, по мнению суфиев, наиважнейшими для человека.

Представление о сакральности звука естественным образом сочетается и обогащается подобным же подходом к музыке в целом. «Музыка есть язык красоты Единого», — указывает видный индийский музыкант и философ Хазрат Инайят Хан (1882-1927), являвшийся адептом одной из школ суфизма [1, с. 99]. Будучи включена в процесс обретения духовного опыта, музыка наделяется в суфизме высочайшей санкцией. Ее ценность заключается в разнообразии передаваемых психоэмоциональных образов, оказывающихся изоморфными тем мистическим состояниям, которые испытывает человек в процессе своего духовного восхождения.

Следует отметить, что в суфийской концепции искусства проблеме восприятия его человеком уделено особое внимание. Сама специфика суфийского миропонимания не несет на себе печати жесткой разде¬ленное™ субъект-объектных отношений, характерных для западной рационалистической мысли, поэтому воспринимающий произведение искусства человек выступает не в качестве объекта, лишь пассивно принимающего воздействие энергий, которыми «заряжен» шедевр, но как органичный элемент, необходимо включенный в живой процесс бытия искусства и в значительной степени определяющий своим духовным уровнем качество происходящего сакрального действа, которым является любой вид искусства, а в особенности музыка.

Постижение сущности музыки в том ракурсе, в котором это предлагается в суфийской традиции, имеет еще одно важное следствие. Обращаясь к обыденным вещам, к физическим явлениям и жизненным ситуациям, суфий начинает воспринимать их как символы, за которыми он прозревает иные реалии, иной уровень бытия. Язык символов, знаков и метафор, который развивался, прежде всего, в области искусства, мыслится фактически единственным относительно адекватным способом передачи эзотерического знания.

Сформулированная суфийскими философами и музыкантами концепция релевантна особому модусу восприятия и понимания реальности. Принимая форму философско-теоретических определений, ряд положений суфийского учения о музыке является символическими формулами, выражающими специфическое качестве разума, настроенного на особый мистическо-одухотворенный. утонченный, сакральный способ восприятия Бытия.

Литература

1.    Инайят Хан X. Мистицизм звука. М.. 1997.

2.    Курбанмамадов А. Эстетическая доктрина суфизма. Душанбе, 1987.

3.    Witteveen Н. J. Universal Sufism. Lonaon, 2002.

Категории